Невесёлая история калужской германки, бежавшей от ювенальной юстиции

Элье
многодетная мать и бабушка: делай, что должно, и будь, что будет
Опубликовано: 10.03.2020 10:40 0 808
Невесёлая история калужской германки, бежавшей от ювенальной юстиции

Марина Р. родилась в СССР, и до 7 лет жила в Джетысайском районе Казахстана, на границе с Узбекистаном. В семье советских немцев – трое детей: две дочери и их младший брат. У семьи было крепкое хозяйство: например, была дойная корова по кличке Фирюза. Марина о своём советском детстве говорит как о счастливом и спокойном для неё времени.

После распада СССР семья переехала в Германию. По словам Марины они сменили много мест проживания, пока не осели недалеко от Вюрцбурга.

Но семья распалась: родители расстались. Мать вышла замуж за коренного германца, а отец Марины стал проживать в семье старшей дочери. Развод с супругой дался ему нелегко, и он сильно заболел.

Марина дважды пыталась создать свою семью: у неё двое детей. Но старшую дочь, которую власти Германии отняли у Марины в возрасте 8 недель, и которой сейчас 14 лет. И, по решению ювенального суда Германии, Марина может видеть дочь только раз в три месяца и только по 3 часа.

Есть решение германского суда и об изъятии у Марины как у матери-одиночки младшего сына Эмильена. Но Марина с этим не могла смириться и убежала в Россию.

Уехала, осознавая, что оставляет определённый комфорт большого дома под Мюнхеном, на границе со Швейцарией, где ей очень нравилось жить.

– У моего сына была комната размером в 20 кв. м. Он жил, как принц. Но в последнее время терпеть плохие отношения стало невмоготу, и я ухала. Уехала как турист в Россию, – рассказала Марина.

По ордеру Интерпола власти Калужской области в лице органа опеки и попечительства проверили условия проживания Марины с сыном в Малоярославецком районе, и нашли, что мать заботится о сыне, ребёнок сыт, одет и обут, развивается.

Однако в садик Эмильен пойдёт в Жуковском районе, на границе с Московской областью: ему дали место там.

Марина активно восстанавливает свой русский язык, и с сыном разговаривает только по-русски.

Они стали прихожанами одного из калужских православных храмов, где настоятелем служит отец Александр. Марина, чем может, помогает в храме. Говорит: «У меня всё есть».

Марине и её сыну российским государством предоставлено временное убежище по гуманным побуждениям (ст. 12 ФЗ «О беженцах» от 1993 года).

Марина очень хочет, чтобы её старшая дочь воссоединилась с ней. В России.

– Дети в Германии знают свои права: если моя дочь твёрдо скажет, что хочет к биологической матери в Россию, то так и будет, – выразила свою надежду Марина.

 

Фото: rvs.su.

Элье
многодетная мать и бабушка: делай, что должно, и будь, что будет
Опубликовано: 10.03.2020 10:40 0 808
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter
загрузка комментариев