Предновогодний мемуар: как три соотечественницы поселились в Турынино-2

Элье , фото автора.
многодетная мать и бабушка: делай, что должно, и будь, что будет
Опубликовано: 31.12.2019 10:45 2 905
Предновогодний мемуар: как три соотечественницы поселились в Турынино-2

Мои читатели уже знают, что сразу три пожилые соотечественницы из Узбекистана выбрали для проживания калужский микрорайон Турынино-2. Сама я – из Ангрена, а мои приятельницы: Роза – из Навои и Лена – из Ташкента.

Эти узбекистанские города во времена СССР были русскоязычными. В Ташкенте проживало 2 млн человек., в Ангрене и Навои –  по 100 тысяч. Теперь численность наших бывших городов значительно выросла, и это стало одной из сил, выталкивающих нас «с насиженных узбекских гнёзд». Мы все трое посчитали, что будущего у наших детей в Узбекистане нет, и решили ехать на ПМЖ в метрополию, которая была для нас исторической родиной, хотя там нас никто особо не ждал.

Россия - самая большая страна в мире, но нам троим было суждено встретиться именно в калужском микрорайоне Турынино-2. Как же так получилось?

Я приехала в Калугу «второй волной» после распада СССР, потому что знала: многодетным семьям по российскому закону «О вынужденных переселенцах» полагается в России жильё. Конечно, бюрократических препон было много и они были почти непреодолимы, но выбора не было.

А попала я в Калугу, реально ткнув пальцем в небо… точнее, не в небо, а в карту. Мы с мужем расстелили на столе дома в Ангрене карту России, зажмурили глаза, и я ткнула пальцем наугад: выпала Калуга. Я спросила мужа: «Что это? Где это?» Муж ответил: «Не знаю». Да и откуда ему знать, если он родился, вырос, закончил школу, получил образование и создал семью в Ангрене, где работал учителем физкультуры в национальной (узбекской) школе № 3.

Интернет тогда в Узбекистане широко не использовался, пришлось звонить российским родственникам, спрашивать. Моя тётя, в честь которой меня назвали, учитель биологии, тогда работала завучем в одной из барнаульских школ. В одни из летних каникул она совершила поездку по «Золотому кольцу» России и побывала в Калуге. Вот она, как могла, и описала нам наш новый город: мол, очень много православных церквей и зелени.

С этими «знаниями» мы и приехали в Калугу, предварительно получив в посольстве РФ в Ташкенте государственный статус вынужденных переселенцев и бросив на произвол судьбы свою 4-комнатную квартиру, которую никто не хотел у нас покупать. А через шесть с половиной лет государство предоставило нам квартиру в микрорайоне Турынино-2: дарёному коню в зубы мы не смотрели.

В Ангрене у нас осталась могила второго сына и могилы деда и прадеда моих детей.

Все трое моих детей работают в Калуге. У всех в Калуге родились уже свои дети: теперь у меня - трое внуков и внучка. Значит, мои дети в Калуге прижились.

Моя же приятельница Роза мечтала о переезде в Россию давно, еще до распада СССР. Но ей было проще – у неё муж калужанин, и в Калуге на улице Горького, в 2-комнатной квартире на 3-м этаже, жила его старенькая мать. Но муж до переезда на родину не дожил. А через год после смерти сына скончалась и его мать. Схоронив мужа в Навои, а потом, побывав на похоронах свекрови в Калуге, Роза продала узбекистанские квартиры (свою и квартиры детей). За смешные деньги. Их едва хватило на покупку однушки в старом трёхэтажном доме в Турынино-2. А сын Розы стал наследником своей бабушки-калужанки, и поселился с семьёй в её квартиру. 5 лет назад здесь у Розы родился внук-калужанин. Сын Розы – предприниматель, таких называют «мастер на все руки» – ремонтирует калужанам бытовую технику. А дочери пришлось уехать на заработки в Москву – своего жилья в Калуге пока нет.

Вторая моя приятельница – Лена – приехала с сыном в Калугу уже по государственной программе «Соотечественник». Она, как и я, получила государственный статус в посольстве  России в Ташкенте. Именно тогда выбор маленькой семьи Лены пал на Калужскую область: региональные власти активно зазывали сюда соотечественников с хорошим образованием. К моменту переезда Лена была в разводе: её муж уже много лет жил с другой семьёй в сибирской части России. Похоронив на ташкентском кладбище родителей, Лена продала и их квартиру, и свою. На вырученные деньги очень хотела купить жильё в тихом, лесистом месте с чистым воздухом – в микрорайоне Калуга-2, но не сошлась с продавцом в цене. В итоге смогла купить 2-комнатную квартиру на 1-м этаже в панельной хрущёвке в Турынино-2. Сын Лены - местный поэт, руководит молодёжным отделением Союза литераторов. Внуков-калужан у Лены пока нет.

Обычно, местом наших встреч служит остановка общественного транспорта Турынино-2 (в центр). Пока дожидаемся льготного автобуса, есть возможность пообщаться. Сегодня, например, обсуждали слух о том, что «скоро пожилым калужанам муниципалитет даст возможность ездить из Турынино-2 в центр со льготами на любом автобусе, как в Москве». Очень надеемся.

Канун Нового года – время наших маленьких надежд.

С наступающим, дорогие мои читатели!

Элье
многодетная мать и бабушка: делай, что должно, и будь, что будет , фото автора.
Опубликовано: 31.12.2019 10:45 2 905
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter
загрузка комментариев