Таруса – типично русский курорт

№42 от 21 октября 2015 Рубрика: Туризм
Таруса – типично русский курорт

Автор: Валерий ПАНТЕЛЕЕВ. Фото Светланы ТАРАСОВОЙ.

После летнего нашествия москвичей старинный город снова погрузился в дремоту.
Таруса старше Калуги на 125 лет: первое упоминание о поселении на этом месте датируется 1246 годом. Сейчас тут живёт чуть больше девяти тысяч человек.

Между Москвой и Калугой
Когда-то город входил в состав Московской области, и поэтому москвичи до сих пор воспринимают Тарусу как свой дальний дачный регион. Летом население увеличивается более чем в два раза. Преимущественно это столичные пенсионеры, которые тёплое время года проводят в многочисленных дачных кооперативах, расположенных вокруг Тарусы.
В первой половине октября Таруса вернулась к своему естественному облику тихой провинции. После калужской толкотни город кажется безлюдным — только бродячие собаки мирно пристраиваются за одинокими прохожими.
Несмотря на разгар дня, на центральной площади никого нет. Одинокая старушка продаёт побитые червём небольшие яблочки — это не бизнес, просто времяпрепровождение.
Зинаида Геннадьевна прожила в Тарусе всю свою жизнь и не знает места лучше.
— Леса кругом. Только мечтать можно о таких местах. Летом у нас тут чудесный рай, — бесхитростно рассказывает она о своих родных местах.

Притяжение искусства
Над центральной площадью доминирует собор Петра и Павла. В советские времена здесь был Дом пионеров. В новой России здание вернули церкви, и она его восстановила в первоначальном виде. Теперь это один из двух действующих в городе православных храмов.
Приметы последних лет — памятники поэтам и писателям. Так сложилось, что Таруса издавна служила местом, где восстанавливались после бурной столичной жизни представители богемы. Здесь же идеальные места для художников-пейзажистов: живописная местность располагает к пленэру.
В 1962 году энтузиаст установил на высоком берегу Оки доломитовый камень с надписью «Здесь хотела бы лежать Марина Цветаева». Из-за этого приезжие часто ищут в Тарусе могилу поэтессы, похороненной в татарской Елабуге.
На крошечном городском променаде — новодельные памятники Константину Паустовскому, Белле Ахмадулиной и Марине Цветаевой. Отсюда открывается красивый вид на Оку.
Литературная Таруса — это не только история. Сегодня здесь её представляет Сергей МИХЕЕНКОВ.
— Когда выхожу в сад и сажаю на колени младшую внучку Ульяшку, когда она с травинкой в руке замирает посреди тишины, цветов и сияющих в траве яблок, мир кажется правильным, справедливым и вечным, — эти слова российский писатель и историк написал как раз нынешней осенью.
Много лет он разбирается в запутанной истории гибели армии, которой командовал его земляк генерал Ефремов. В апреле 1942 года, попав в окружение, командующий 33-й армией застрелил свою жену, служившую у него санинструктором, а потом застрелился сам. Этой теме Михеенков посвятил несколько книг.

Не Швейцария
Местные жители от столичного гламура далеки, их интересуют более прозаичные вещи. Иван ГОРДЕЕВ из родной Тарусы никуда не выезжает.
— В советские времена ездили в Москву за колбасой, а сейчас чё, за песнями туда ездить?
С работой тут не ахти, 12 лет он проработал энергетиком в карьере, где добывали песок и щебень. Теперь карьер закрыли: не соответствует экологическим требованиям.
— Раньше тут работали четыре строительные организации, теперь нет ни одной. Работает молочный завод. Раньше в районе было 11 крупных хозяйств — осталось одно-единственное. Небольшие не считаю. Теперь только увеселительные мероприятия да магазины. Была одна аптека, теперь их семь — зачем столько? — недоумевает он.
— Калужская Швейцария? Да нет, это уж чересчур. Не получается у нас, как в Швейцарии, но живём как живём, — тарусянка Раиса Фёдоровна выбирает себе книгу в симпатичном домике уличной библиотеки. Размеренная жизнь располагает к неторопливому чтению.
В Калугу выезжает редко, только на консультацию к медикам. По её словам, в последние годы город заметно меняется в лучшую сторону. Появляются новые тротуары, дороги. Интересная инновация местных властей — рядом с Доской почёта для взрослых поставили такую же для детей. Местным жителям нравится, говорят, такого даже при советской власти не было.
Старая Таруса постепенно уходит. Деревянные дома времён Паустовского не памятники архитектуры. Приезжие их безжалостно сносят и строят безвкусные особняки.
Один такой расположен рядом с Домом-музеем Цветаевой. За огромными воротами слышится раскатистый рык огромного пса. Неподалёку возле дома поскромнее мужчина ремонтирует древний «уазик» — в Тарусе эта машина вовсе не смотрится пришельцем из прошлого века.
Юрий Владимирович объездил всю огромную страну, которая называлась СССР. Был и в Средней Азии, и на Севере. А вый­дя на пенсию, решил обосноваться в Тарусе. Специально выбирал домик поближе к природе. И нашёл такой на улице, где жила Цветаева и ходил на охоту Паустовский.

Lobaev Arms
А вот о главной достопримечательности Тарусы большинство местных жителей даже не знает. На окраине, за неприметным забором прячется предприятие, на котором изготавливают самое совершенное стрелковое оружие в мире. Lobaev Arms — компания, снабжающая снайперскими винтовками охрану российского президента и лучшие зарубежные спецслужбы.
Весной этого года здесь был установлен мировой рекорд: с расстояния 3 км 400 метров основатель и главный конструктор предприятия Владислав Лобаев попал в мишень размером 1х1 метр. По словам директора Lobaev Arms Николая Лобаева, сейчас здесь готовятся к установлению нового рекорда — собираются отодвинуть мишень ещё на 200 метров.
Параллельно лобаевские «левши» ведут разработку киберсистемы, которая должна полностью заменить живого снайпера.
Такой открылась осенняя Таруса. Скромная, тихая, патриархальная и в то же время таящая в себе убийственную силу ультрасовременного оружия — не город, а просто какая-то Россия в миниатюре.