В Каннах все плакали

№24 от 15 июня 2016 Рубрика: Про кино
В Каннах все плакали

Автор: Татьяна СВЕТЛОВА.

В рамках фестиваля «Циолковский – Fesт» в Калуге выступил известный кинокритик Антон Долин. Он рассказал о Каннском кинофестивале, с которого недавно вернулся.

— В конкурсной программе фестиваля не было ни одного российского фильма. Авторское кино давно уже находится вне приоритетов государства. В рамках кан­нского «Особого взгляда» был показан фильм «Ученик» Кирилла Серебренникова и короткометражка «Слушая Бетховена» Гарри Бардина, попавшая в программу параллельного «Двухнедельника режиссёров». Что же объединяет эти фильмы? То, что они сделаны без копейки государства. Таких фильмов очень мало в России. Кто их может снять? Либо студенты (но они вряд ли попадут в Канны), либо достаточно независимый режиссёр. Вот Кирилл Серебренников это и сделал. Но когда «Ученик» выйдет в России, вы увидите, как тихо и незаметно это произойдёт.

Кино прямого действия
— Канны — это царство гламура: дорогущие гостиницы, рестораны, бутики, где на цены лучше не смотреть…  Каннский кинофестиваль — единственный со строжайшим дресс-кодом. Мужчины обязаны быть в смокингах и бабочках, женщины — в вечерних платьях. И вот гламурная публика входит в красивый зал (он всегда переполнен), рассаживается и на протяжении 2 часов смотрит историю о пожилом плотнике (фильм «Я, Дэниэл Блэйк»), у которого случился инфаркт, поэтому он не может работать и идёт за пособием. Но, чтобы получить пособие, надо заполнить документы в Интернете, а для него это сложно. Потом он встречает мать-одиночку, которую бросил муж. У неё много проблем, и он вступается за неё… Зрители — в слезах. Фильму дают «Золотую пальмовую ветвь»…

Кадр из фильма «Я, Дэниэл Блэйк».

С одной стороны, это анекдотично и абсурдно. Люди, которые живут совершенно другой жизнью, растроганы и плачут. Нам ситуация в этом фильме может показаться немножко смешной — в России проблем больше. Но вопрос — в тех задачах, которые ставят люди, снимающие такое кино. Это особенный уровень цивилизации, который позволяет стране, где вершатся зло и несправедливость, делать такое кино. И его смотрят! В России я подобных случаев не знаю. Единственный фильм — «Левиафан», и тот вышел обрезанный и со скандалом.
Кто же автор фильма «Я, Дэниэл Блэйк»? 80-летний режиссёр Кен Лоуч. Он работает в жанре социального реализма, исследует процессы, происходящие в обществе. И все униженные и оскорблённые герои — хорошие и несчастные, а те, кто служит государству, — нехорошие. Здесь нет психологической сложности. Это кино прямого действия, кино — манифест, которое вызывает эмоции. Вот такие фильмы и были награждены в Каннах. Ни один из них не является новым словом в кинематографе. Зато все они способны довести до слёз. Я и сам прослезился, смотря «Я, Дэниэл Блэйк», и ничего сделать с этим не мог, хотя о фильме не очень высокого мнения.

Суперзвёздный состав
— Гран-при (это второе место) Каннского кинофестиваля получила картина «Это всего лишь конец света» самого молодого конкурсанта, 27-летнего канадского режиссёра Ксавье Долана. История молодого писателя, который болен СПИДом и скоро умрёт. Он возвращается в свою семью, чтобы сообщить об этом. И весь фильм — его общение с семьёй. Это мелодраматическая картина, главный козырь которой — супер­звёздный состав: Гаспар Ульель (известный по фильму «Сен-Лоран. Стиль — это я»), Леа Сейду, Венсан Кассель. Жюри, в составе которого и Ванесса Паради, вытирает слёзы. Ксавье, когда выходил за призом, начал плакать, поднимаясь по ступенькам на сцену. Когда он, растроганный, произносил речь, его душили рыдания. И у всего жюри глаза были на мокром месте. Фильм — о глубоких чувствах, о воссоединении семьи. Ему даже дали специальный приз за христианские ценности, увидев здесь историю возвращения блудного сына.

Самое модное
— Я знаю, что закуплены для показа в России фильмы «Она», «Это всего лишь конец света», «Незнакомка», «Тони Эрдманн». К великому сожалению, мы не покупаем румынские фильмы. Были попытки несколько лет назад. Но показы не приносили рекордных сборов, никто на эти фильмы не ходил. И я замучился объяснять, что румынское кино сейчас самое модное. Но, наверное, был неубедителен. Современное румынское кино построено на сложной драматургии, на потрясающей актёрской игре. Оно без элементов жанра. Единственный жанр, который используется, — драма. Но при этом очень смешное. В Каннах приз за режиссуру получил румынский фильм «Выпускные» Кристиана Мунджиу.

«Выпускные».

Главный герой — врач, живёт с женой и дочерью, которая заканчивает школу. Родители стараются, чтобы дочь хорошо училась, нанимают репетиторов. Фильм начинается с инцидента. Отец везёт дочь на первый экзамен и оставляет, не доезжая до школы. Девочка идёт через строительную площадку, и какой-то неизвестный её хватает, вырывает сумку и пытается изнасиловать. Всё это отец узнаёт через полчаса, находясь в доме у любовницы. Он срывается с места, бежит в больницу. Девочка в шоке, у неё вывих руки. Экзамен она завалила. Что делать? Директор школы помочь отказывается. Отцу дают совет пойти к другу директора — заместителю мэра, у которого цирроз печени и он стоит в очереди на донорские органы. Ты ему помоги, а он — тебе… О чём кино? О природе компромиссов. О том, как люди договариваются с собственной совестью.

«Сьераневада».

Совершенно необычна румынская картина «Сьераневада» Кристи Пую. Главный герой приезжает на поминки своего отца. Но в Румынии на 40-й день принято звать священника, чтобы он прочитал молитвы над костюмом покойного. А тот застрял в пробке. И три часа в узкой захламлённой квартирке члены большой семьи пытаются его дождаться и сесть за стол. Это бесконечное абсурдное ожидание чего-то, какого-то завершения, счастья, успокоения души. Но ожидание, ничем не заканчивающееся. Всё это оформлено потрясающими диалогами. Я смотрел, и мне хотелось кусать пальцы от злости, что этот фильм сняли не в России! Операторская работа интересна, всё показано как бы глазами умершего человека, душа которого ещё находится в доме.

Ну и шуточки!
— Румынская волна уже повлияла на всё современное кино. И фильм, который стал сенсацией,— «Тони Эрдманн». Главная героиня — успешная женщина, но в жизни она несчастна и одинока, хотя у неё есть любовник, друзья. И вот в один ужасный, как она считает, но на самом деле — прекрасный день к ней приезжает отец, пенсионер.

«Тони Эрдманн».

Проблема в том, что он неисправимый шутник. Он прячет в кармане парик и страшную съёмную челюсть. Надевает всё это и говорит, что его зовут Тони Эрдманн (вымышленный персонаж) и он бизнес-парт­нёр героини. Ей приходится, сгорая от стыда, поддерживать эту игру. И в конце фильма она начинает понимать, что этот карнавальный идиотизм — путь к освобождению от корпоративного рабства, ритуала и этикета, которым она следует на протяжении многих лет, не получая никакого удовольствия.



Комментарии читателей

загрузка комментариев